Понедельник, 26.10.2020, 06:41
Приветствуем Вас, Гость! | RSS

 

Пресса и книги

Главная » Пресса и книги » Статьи

1995. Встречи с "Золотым Соловьем"

Встречи с Золотым Соловьем

Владимир Азарин
Газета "Московская окраина", 10 Декабря 1995г.
Автор публикуемых воспоминаний - автор и режиссер известных телепередач, педагог Владимир Азарин. Он телевизионщик с сорокалетним стажем. В.Азарин «приложил руку» к созданию таких передач, как «Утренняя почта», «Эстафета новостей», «Шире круг», «Концерт после концерта», «Из жизни звезд» и других. Среди его учеников Александр Масляков, Ангелина Вовк, Ирэна Лесневская, Елена Миронова.
Конечно, за все эти годы Владимир Львович поработал со многими заездами эстрады.. С теми, кто собирал полные залы в 60-е, 70-е, 80-е годы. Не было тогда в газетах «светской хроники», земля наша полнилась самыми противоречивыми слухами. Да и сами «звезды» предпочитали доказывать свою «звездность» на концертных площадках и перед телекамерами, а не в тусовках, фуршетах и презентациях.
«Они были скромнее и... умнее», - говорит В.Азарин.
Один из давних его знакомых Карел Готт. Чехословацкий певец, пользовавшийся в нашей стране совершенно бешеной популярностью. Сегодня бы его записали в «секс-символы», не иначе. Но тогда было иное время.
А сейчас нет ни ЧССР, нет СССР, К.Готт переехал жить в Германию. И в попсово-фанерную музыкальную Россию его не приглашают.
Думается, те наши читатели, что постарше, не забывают его, и воспоминания В.Азарина о встречах с певцом напомнят нам его нежный неповторимый голос.


Встречи с «золотым соловьем»

Их было двое. Их портретами были увешаны витрины магазинов и кафе, окна трамваев, уличные тумбы. «Вольдемар Матушка!!»... «Карел Готт!!!»... - вопили яркие краски плакатов.

Так впервые в столице Чехословакии я увидел лицо певца, которого впоследствии стали именовать «золотым соловьем Праги» - Карела Готта. Его соперник по популярности Вольдемар Матушка был возрастом старше. В ту пору он достиг пика своей известности - много концертировал, снимался в кино. Артист мог бы еще долго продолжать свою карьеру, если бы не... Ах, это «если бы...», сгубившее множество талантов, как видим, не только в России.

Впрочем, победа Готта объяснялась не только тем, что его соперник прежде времени «сошел с дорожки». Воспитанник пражской консерватории, ученик русского профессора Есенина, Карел, как известно, обладает замечательными музыкальными способностями, редким по красоте тембром голоса и, что знают немногие, фантастической трудоспособностью. В этом мне удалось убедиться впоследствии.

Под аккомпанемент клюшек

Я познакомился с Карелом Готтом год спустя после посещения Праги. К тому времени я был автором-режиссером сюжетов об артистах театра, кино, эстрады в телевизионном еженедельнике «Эстафета новостей», одним из создателей передач «Утренняя почта», «Концерт после концерта» и других программ первого канала. И вот - приезд Готта.

Нужно сказать, что гастроли в СССР потребовали от артиста известного мужества. Ведь они состоялись после недоброй памяти чехословацких событий. Многие отговаривали Карела от поездки к «агрессорам». Но он все-таки отправился, объясняя, что его работа к политике никакого отношения не имеет. Но, возвратившись, Готт обнаружил окна своей квартиры разбитыми, пострадали и его картины (Карел Готт - неплохой художник-любитель)...

Тогда, в первую встречу сложились принципы наших взаимоотношений. Карел привозит свежий музыкальный материал, каковым обычно бывал новый диск, а я передаю ему текст беседы. Сначала я пытался проводить интервью непосредственно перед камерой. Но Готт воспротивился:

- Нет! Задавай свои вопросы, я на них отвечу как сумею, но только без камеры. А потом все перепечатай и дай мне. Я выучу. Как он мне потом признался, Карел боялся что-то неправильно произнести по-русски. Хотя русский он знал превосходно и только говорил медленно. Впрочем, так же неторопливо Готт изъяснялся и на родном языке и по-немецки, и по-английски, и по-французски.

Такая технология сохранилась и при всех наших дальнейших рабочих свиданиях с Готтом. И что поразительно - к моменту съемки он делал текст совершенно «своим», как будто его ответы рождались только что. Но я-то знал, что он заучивал текст наизусть, нередко ночью после концерта. Вот что значит ответственность артиста перед зрителями, раскрывающая подлинный, а не липовый профессионализм!

Тогда меня поджидал еще один сюрприз. Гастроли Готта в Москве совпали с проведением в Лужниках международного хоккейного турнира. Знаменитые чехословацкие мастера, конечно же, не могли пропустить концерт своего кумира. А в театре эстрады был «битый аншлаг» - ни одного свободного места.

Но Карел придумал выход... Когда открылся занавес, зрители и наша съемочная группа с изумлением увидели, что часть сцены заняли, сидящие на стульях в три ряда хоккеисты чехословацкой команды. Зал разразился шквалом аплодисментов. Еще бы! Увидеть одновременно звезду эстрады и целое созвездие знаменитых спортсменов! Концерт, как и следовало ожидать, прошел с огромным успехом...

Машина с осыпающимися букетами

Впрочем, я не помню выступления Гогта, которое не оканчивалось бы триумфом. В СССР сложился даже клан «готтоманок» (по аналогии с «битломанией» в Англии). В Москве таких поклонниц называли «сырницы». Это название родилось давно, когда существовало два лагеря поклонниц наших замечательных певцов - Лемешева и Козловского. Поджидая своего кумира возле его дома на улице Горького, девушки бегали отогреваться, ибо дело иногда происходило и зимой, в магазин «Сыр». Потом название «сырницы» стало нарицательным для всех поклонниц известных артистов. Клан «сырниц» Готта был особенно многочисленным. К концу каждой из его песен у сцены выстраивалось с десяток девушек с роскошными букетами в руках. На аплодисментах, соблюдая полный порядок, они вручали цветы своему кумиру. И каждая получала поцелуй в щечку, а то и быстрый росчерк на заранее заготовленной фотографии.

В очередной приезд концерты Готта проходили в «Октябре». К концу концерта на сцене возник настоящий Эверест из цветов. Стало ясно, что Готт просто не сможет выйти из зала после окончания выступления. И тогда у администрации зала возник «стратегический план». К служебному входу был подан автобус, музыканты выйдут и сядут в него, оттягивая на себя толпы «готтоманок». А я должен был подогнать свою машину к другому входу - солист незаметно проскользнет в нее. и мы ретируемся.

Но мы недооценили «противника». Как только Карел сел в мою машину, девушки с визгом бросились к ней, облепили автомобиль своими телами и букетами. Они были всюду - на капоте, крыше, багажнике. Мы оказались блокированными.

Посидев минут пять с плотно задраенными окнами, мы поняли, что «готтоманки» не собираются сдавать позиции. И тогда, включив фары и отчаянно сигналя, я потихоньку тронулся с места. Цветы и девушки стали постепенно «осыпаться»... Но все-таки, приехав в «Россию», мы обнаружили, что один букет каким-то чудом удержался на крыше.
- Это от самой стойкой,- улыбнулся Карел и забрал благоухающие розы в свой номер.

Карел Готт ведет самолет

Был случай, когда «сырницы» спасли мой замысел от провала. Произошло это так.К началу семидесятых годов «Утренняя почта» стала создаваться по новому принципу. Каждый выпуск этой, одной из немногих в ту пору развлекательных программ, представлял из себя единый сюжет на одну тему, соответственно подбирались и музыкальные номера. Так были«почты», посвященные футболу, детям, животным, цирку, дождю и т.п.

К очередному приезду чешского артиста я подготовил сценарий «Карел Готт ведет самолет». Действие должно было происходить в кабине и салоне современного лайнера. В качестве командира корабля должен выступить Готт, его экипаж - музыканты: гитарист Ладислав Штайдл, саксофонист Феликс Словачек и другие ребята из ансамбля.

В Аэрофлоте для всего экипажа подобрали фирменные костюмы, благо размеры «летчиков» я приблизительно знал. У руководства ВДНХ получили разрешение снимать в салоне «ТУ-134» и на площадке возле самолета. В фильм подобрали кадры летящей в небе машины.

Все бы хорошо, но вот беда: Готт о наших грандиозных планах и но подозревал, он был еще в Праге, хотя в его согласии я не сомневался. Решил встретить Карела в аэропорту, чтобы передать сценарий и получить новый диск.

Когда я приехал в Шереметьево, увидел, что все подходы к таможенному залу забиты «сырницами». Зная к тому времени об их интуиции, я не удивился, каким образом им стал известен рейс, сведения о котором содержались в глубокой тайне.

Но как прорваться к Готту? Ничего не оставалось делать, как переступить порог таможенного зала. Строгий начальник смены сказал:
- Сюда встречающим нельзя!
- Я знаю. Но рейсом из Праги прилетает Готт, я должен передать ему сценарий, а вы сами видите, что делается!
- Хорошо, - смилостивился таможенник. - Стойте у двери и ни шагу дальше.
За моей спиной колыхалась толпа поклонниц. И вдруг я услышал шепот:
- Владимир Львович, а Владимир Львович! Я опять не удивился, что они знают мои имя-отчество, и, как оказалось впоследствии, и домашний адрес, и телефон.
- Владимир Львович, мы из клуба «готтоманок». У нас есть много материалов о Кареле.
Мне тоже немало известно о нашем госте... Впрочем, напишите свой телефон, - и я небрежно протянул через плечо блокнот...

С Карелом мы быстро обо всем договорились, и я уехал домой. И только вечером сообразил, что в моем великолепном плане есть серьезный прокол. Съемка - завтра. В наличии - самолет, экипаж и два почетных пассажира - в Москве тогда гастролировали болгарский певец Бисер Киров и югослав Ивица Шерфези. Оба были моими приятелями-«клиентами» и согласились «прокатиться» в самолете Готта и исполнить по номеру. Но ведь салон «ТУ» вмещает не двух, а две сотни пассажиров!

И тогда я вспомнил о телефоне в блокноте. Моя жена дозвонилась предводительнице «готтоманок» глубокой ночью. А в 11 утра на площадке у самолета в «полной боевой готовности», как всегда с цветами в руках, собрались двести девушек.

Просидеть три часа в раскаленном салоне, покуда шла съемка, удовольствие сомнительное. Но мои пассажирки не высказали ни слова протеста. Чего не сделаешь из любви... к искусству!

Часы идут до сих пор

Последняя встреча с Готтом была окрашена в грустные тона. Певец готовился к своему пятидесятилетию. К сожалению, руководство наших концертных организаций ничего не сделало, чтобы этот приезд «золотого соловья» был обставлен с подобающей юбилею торжественностью.

Тем не менее я отправился к Готту в гостиницу договариваться о съемке.
- Больше не приеду, - сказал Карел, не скрывая обиды. - Только телевидение и отметит мое пятидесятилетие. А тебе, чтобы помнил дольше, - мой скромный подарок.
Я поблагодарил и сунул в карман небольшой пакет.

«Наверное, это пробные мужские духи», - размышлял я, спускаясь к машине. Каково же было мое изумление, когда, развернув бумагу, обнаружил в небольшой коробочке прекрасные японские самозаводящиеся часы «Citizen».

Больше Карел к нам не приезжал... Иногда я ставлю на проигрыватель его диски и наслаждаюсь звуками голоса «золотого соловья», А часы ходят до сих пор...

Категория: Статьи
Просмотров: 2098 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск по сайту
Меню раздела
Мини-чат
Форма входа
Статистика

Рейтинг@Mail.ru
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0