Среда, 03.06.2020, 00:27
Приветствуем Вас, Гость! | RSS

 

Пресса и книги

Главная » Пресса и книги » Интервью

1989. Мои судьи - зритель и время

Карел Готт: Мои судьи - зритель и время

Милош Скалка, Эмилия Коваржикова
Журнал "Социалистическая Чехословакия" №12, 1989г.
Его голос трудно не узнать, перепутать с чьим-либо другим или остаться к нему равнодушным. Всякий раз, вслушиваясь в его чистое звучание, испытываешь желание идти за ним, как идут за голосом своего сердца... Так сильно и правдиво искусство народного артиста Карела Готта

Никогда и никому из чехословацких исполнителей популярной музыки не удавалось столь уверенно и на протяжении стольких лет пленять умы и чувства сразу нескольких поколений зрителей и слушателей, на долю ни одного певца не выпадало так много почестей и наград всех рангов и калибров. Их международных вспомним хотя бы о «Золотой игле» западногерманской фирмы «Полидор», которой Карел Готт был удостоен как третий в истории музыкант, вслед за такими всемирно известными великанами музыки, какими признаны Герберт фон Караян и Леонард Бернстайн. У нас в стране он двадцать раз становился победителем популярнейшей чешской анкеты «Золотой соловей», является неоднократным лауреатом конкурса «Телевизионный колокольчик», обладателем десяти золотых и одной платиновой пластинки фирмы «Супрафон» (последняя присуждается за самое большое количество проданных грампластинок и дисков).

Невозможно сегодня представить себе нашу популярную музыку без Карела Готта. Оттого, наверное, трудно поверить, что его путь в нее не был ни прямым, ни гладким… В пятнадцать мечтал стать художником, но в среднее художественно-промышленное училище не прошел по конкурсу. Поступил в профессионально-техническое – при предприятии «ЧКД - Высочаны» в Праге, где ему предстояло овладеть профессией электромонтера. Попутно делал первые шаги на эстраде в столичных кафе «Альфа» и «Влтава»... Потом решил испытать счастья в консерватории, сдал экзамены и был принят на... оперное отделение. Здесь судьба свела его с профессором Карениным, человеком образованнейшим и мудрым, который узнав об увлечении своего ученика легкой музыкой, не расстроился и не наложил запрета на эти занятия, а, наоборот, помог ему получить столь необходимые основы... Последовали выступления с танцевальным оркестром Чехословацкого радио, ангажемент в театре «Семафор»; в 1965 вместе c братьями Иржи и Ладиславом Штайдлами он создает театр песни «Аполло», с ними же целый год живет и работает в Лас-Вегасе, потом возвращается домой, где его ждут концерты, выступления, записи пластинок, турне…

В одну из первых зарубежных поездок он оправляется в 1962 году в Армению. По-особому об этом вспоминается сегодня в связи с участием Карела Готта в большом эстрадном концерте (состоявшемся в январе нынешнего года на арене пражского спортивного зала), сбор средств от которого поступил в Фонд солидарности с народом Армении, пострадавшим от землетрясения. В Советском Союзе Карела Готта знают и почитают давно. И, кажется, эта любовь вполне взаимна. По возвращении год назад с традиционных Дней Праги в Москве певец так отозвался о советских поклонниках популярной музыки: «Публика очень чуткая и сердечная, умеет по достоинству оценить исполнительское мастерство, вдохновить, создать неповторимую атмосферу...»

Каждый раз после выступления Карела Готта в Советском Союзе, его появления на кино- и телеэкране в редакцию нашего журнала приходит множество писем от почитателей его таланта. В них – слова восхищения и уважения, искренней благодарности и признательности, а также непременные просьбы устроить на страницах журнала очередную встречу в любимым исполнителем. Сегодня выполняем эти просьбы. С народным артистом Карелом Готтом беседует чешский журналист Милош Скалка.

Поводом для нашей сегодняшней встречи послужил прежде всего ваш юбилей. Так что начнем с воспоминаний...

Родился я пятьдесят лет назад. Моя родина – Пльзень, но вырастал и ходил в школу я в Праге, которую и почитаю не менее, чем свой родной город. Прагу я люблю горячо и искренне, и чем чаще мне приходится бывать в разъездах, тем с большим трепетом и волнением я возвращаюсь сюда. Пражские мотивы. Довольно часто появляются в моих телевизионных выступлениях, на обложках пластинок, и это, конечно же, не случайно.

А не жаль вам, что дома приходится бывать довольно редко?

И да, и нет. «Да», ибо дома – это дома. А «нет», потому что люблю беспокойную жизнь. Некоторые мои коллеги даже утверждают, что я ищу работу там, где ее нет. Я действительно не переношу безделья и поэтому искренне рад, что интерес к моим выступлениям и песням не угасает. Тем более что пение для меня не просто увлечение, не ремесло, а смысл жизни.

С вашим голосом вас ожидала и блестящая оперная карьера. Почему вы выбрали все-таки популярную музыку?

Прежде чем найти себя, нужно себя испытать. Когда я начинал пробовать свои силы на эстраде, на свет рождалась прекрасная музыка, которая сегодня известна всему миру как рок-н-ролл. И я буквально влюбился в нее. Позже, конечно, я понял, что мог бы исполнять и другую музыку, но поделать с собой уже ничего не мог. Первая любовь обычно проходит, а я остался верен ей всю жизнь…

Случается ли вам петь дома? Хотя бы просто так, для себя?

Разумеется. Впрочем, и дома я пою вовсе не от избытка чувств. Скорее это уж такая профессиональная привычка: все время искать, что и как можно сделать лучше. Короче, и дома я работаю.

Как же долго можно выдерживать такой напряженный темп?

Честно говоря, не знаю. Зато чувствую, что сегодня нахожусь в лучшей форме, чем, скажем, восемь-десять лет назад. Тогда мне пришлось пережить физический кризис, усугубленный к тому же утратой душевного равновесия. Иными словами – переутомление… С тех пор, к счастью, ничего подобного со мной не случалось. Чувствую достаточно сил и на то, чтобы «потягаться» с новым подрастающим поколением любителей популярной музыки. Естественно, и требования, и мерки у него другие. Но это совершенно нормально, логично. Тем приятнее сознавать, что современная молодежь признает мои песни. А я с большим интересом слежу за творчеством молодых исполнителей.

И все же большие нагрузки на голос не могут не сказаться. Что тогда?

В истории есть немало примеров, когда голос подводил и очень прославленных и именитых исполнителей. Случиться такое может практически с каждым. Что делать в таких случаях, когда певец знает, что голосом не все в порядке? Год назад я очутился в подобной ситуации: выступал в Москве, простудился, а в Праге мне предстоял рождественский концерт. Самое простое было, конечно, отменить выступление, но подвести почти тридцать тысяч зрителей я просто не мог. Все, к счастью, обошлось, однако и сегодня я уверен, что слушатели скорее простили бы мне срыв в исполнении, нежели сорванный концерт.

Недавно на прилавках появился ваш новый песенный альбом «Корабль грез». Что о нем нам можете сказать?

Ну прежде всего то, что ни с одним другим у меня не было столько работы. В студии все вроде бы было в порядке. А послушал запись дома – не то. Многое пришлось переделывать. Очень хотелось, чтобы появилась пластинка, которой бы я сам остался доволен. Если это вообще возможно. Справедливые судьи - только зритель и время…

На этой пластинке вы выступаете не только в роли исполнителя, но и как автор. Как себя чувствуете в этом амплуа?

Быть композитором я никогда не собирался. Но иногда чувствительно ощущаю недостаток той или иной песни в своем репертуаре. А если у авторов, с которыми сотрудничаю, тоже не находится ничего подходящего, тогда сам пытаюсь восполнить пробел. Первые мои песни возникли вскоре после моего ухода из театра «Семафор», где мне довелось работать с замечательными авторами – Иржи Шлитром и Иржи Сухи. В последнее время мне очень много помогали члены нашего оркестра – Рудольф Рокл, Павел Ветровец и бессменный руководитель ансамбля Ладислав Штайдл.

Недавно Ладислав расстался с оркестром. Кому он передал свой жезл?

Ладя давно уже собирался сделать это. Ведь он сочиняет музыку, много работает в студиях грамзаписи, к тому же у него семья, трое детей. На все нужно время и немало, а при нашей кочевой жизни это невозможно. С Ладей мы и дальше будем сотрудничать, его же место в оркестре занял тоже очень хороший музыкант, композитор, аранжировщик Павел Ветровец. Оркестр собираемся расширить, дополнить танцевальной группой.

В наше время ведется очень много споров о популярной музыке...

Мне кажется, что мы довольно часто и напрасно забываем о ее главном назначении – забавлять людей, дать им возможность повеселиться, отдохнуть. Не стоит быть слишком категоричными по отношению к ней, не нужно раскладывать ее по полочкам, противопоставлять друг другу ее отдельные жанры. Нужно уметь поболеть и порадоваться за любую хорошую музыку.

Что в вашей тридцатилетней исполнительской деятельности доставляет вам самую большую радость?

Что пою и что петь есть для кого. С улыбкой вспоминаю о времени. Когда я только-только начинал: на телевидение приходили такие письма, что мне их даже не показывали… Просто я пришел на эстраду с нечто таким, что попирало представления слушателей о популярной музыке. Но это продолжалось недолго. И сегодня я счастлив, благодарен времени и судьбе и мечтаю еще очень много успеть...


Категория: Интервью
Просмотров: 2018 | Рейтинг: 4.3/7
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск по сайту
Меню раздела
Мини-чат
Форма входа
Статистика

Рейтинг@Mail.ru
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0