Четверг, 29.06.2017, 06:54
Приветствуем Вас, Гость! | RSS

 

Пресса и книги

Главная » Пресса и книги » Интервью

2014. Карел Готт: Рад, что родной город обо мне не забыл

Карел Готт: Рад, что родной город обо мне не забыл

Газета «Radniční listy», сентябрь 2014г.


14 июля 1939 года супруги Готтовы из Пльзени праздновали рождение сына Карела. С течением времени он стал феноменом, подобного которому нет на нашей музыкальной сцене. По случаю своего юбилея Карел Готт поделился не только воспоминаниями о детстве, которое провел в пострадавшей от войны Пльзени, но и актуальной информацией о подготовке к турне и планами на будущее.

Что вам вспоминается, когда кто-то произносит «Пльзень»?

Разумеется, город, в котором я родился 14 июля, семьдесят пять лет назад. Я появился на свет в роддоме на Вензиговой улице, мои родные, а потом и я, жили на Славянском проспекте в районе Петроград. В одном доме с нами жила и мать моей мамы, бабушка Валешова. И если говорить о моей бабушке, хочу поделиться с вами кое-чем, до чего дошел совсем недавно. Я очень люблю свою жену и уважаю ее за то, как она справлялась со всем во время беременности и родов. А еще и за то, как замечательно, с какой любовью и ответственностью, она заботится о наших дочках – и обо мне. И теперь, в осеннюю пору своей жизни, я стал еще больше уважать и свою маму. В детстве я обо всем этом – и считаю, что такое для ребенка вполне нормально – вообще не задумывался. Говорил себе: «Вот я живу, и что тут такого?» Теперь уже, наверное, вижу все в правильном свете. Совершенно иначе гляжу и на бабушку, у которой было десять детей. Девять дочерей и только один сын. Моя мама, Мария, была ее десятым ребенком. Бабушка великолепно умела обо всем и обо всех позаботиться, и при этом у нее было хорошее чувство юмора. Никогда не раскисала и буквально наслаждалась жизнью, как сейчас говорят. Тоже хотел бы этому научиться.

Именно в Пльзени вы еще ребенком пережили войну. Оставила она в вас какие-то глубокие впечатления?

Уже в мои пять лет война оставила впечатления, которые глубоко врезались в память. Помню атмосферу при воздушном налете на Пльзень. Наш дом на Славянском проспекте попал под бомбежку, и прежде чем нас высвободили, два дня и две ночи мы были под завалами. Когда ребенок такое переживет, конечно, война начинает интересовать его больше, чем если бы он об этом просто услышал или прочитал в учебнике. До этого налета в войну я просто играл. Война притягивает мальчишку, пока впрямую его не касается. И я спрашивал у папы, кто такие подрывники, что это за бойцы, какой тип вон у того бомбардировщика, считал оружие игрушками для взрослых... Но потом случился налет, а с ним пришел голод и страх. Хотя голод вы в полной мере не осознаете, если перед тем не имели возможности как следует наесться. Говорите себе: ну, наверное, так надо. Хлеб без масла, нет яиц, только прогорклый маргарин по карточкам, и поэтому если я где-то видел книгу рецептов, спрашивал у мамы: «Мам, а что такое ветчина, какой у нее вкус? А какой вкус у шоколада?» Шоколад я попробовал, только когда в Пльзень вошли американцы: свистнув, мне бросили его из джипа. После войны практически ничего нельзя было купить, и у нас, детей, существовала иерархия в зависимости от того, кто что заполучил от близких из деревни или от американцев. У одного был хлеб с маслом, у другого – с салом, у третьего – со шкварками, у четвертого – даже с беконом... Ну а у остальных были, например, американские апельсины, у кого-то шоколад или пачка жвачки, у следующего была только одна пластинка жвачки, и замыкал цепочку тот, чья жвачка была уже разжеванной.

Во время налета вы чувствовали только страх или воспринимали это и как приключение?

Мне было страшно. До того момента я видел в молитве только ритуал, но когда это стряслось, мы с мамой молились. И с того времени я уже не спрашивал папу о бомбардировщиках, а стал интересоваться, как такая война вообще случается. И почему. И потом вы подрастаете и спрашиваете: «Пап, а почему, когда бомбили Шкодовку, пострадали прежде всего дома, а не фабрика?» Это не выходит у вас из головы и вы убеждаете себя, что налет на Шкодовку нужен был потому, что там производилось сырье для немецкой техники, что было бы логично, но под бомбежку попали почему-то обычные дома. А папа говорит вам: «Понимаешь, Карел, у тех, которые устроили бомбежку, могут быть какие-то акции этой фабрики». И уже ребенком я говорил себе: «Ага, чтобы была война, нужно сделать оружие, а это стоит больших денег».

Вы уже ребенком над этим так серьезно раздумывали? Может быть, это пришло позже?

Нет, что-то я понял еще ребенком, потому что мы ходили смотреть на поезда на железной дороге. Однажды я видел, как подрывники заминировали поезд, в котором было сырье для немцев. Однако некоторые вагоны остались целыми и могли отправляться дальше, и тогда до меня дошло, что игра сложнее, чем кажется на первый взгляд.

Где вы жили в Пльзени после налета?

Какое-то время мы жили на Радынской, 14, затем в сорок пятом году переехали в Прагу. Еще в течение какого-то времени жили у бабушки в деревне, в Уезде Святого Креста, куда я потом мальчишкой ездил на незабываемые каникулы. Сейчас там живет моя двоюродная сестра Ханна со своим гражданским мужем, моим водителем и другом Олдой Гавранеком, и я с удовольствием бываю в тех местах со своими детьми.

Дата вашего пльзенского концерта в этом году запланирована на девятнадцатое ноября. Может быть, расскажете что-то о том, что ожидает ваших поклонников?

В первую очередь меня очень радует, что на мои концерты по-прежнему ходят, и поэтому я с «Бумбэндом» Иржи Дворжака и моими бэк-вокалистами Дашей, Татьяной Росковцевой и Иржи Брезиком устраиваю десять концертов на стадионах в Чехии, Моравии и Словакии. Тем, что зрители вновь и вновь приходят на мои выступления, мне ясно дают понять, что меня хотят снова видеть и слышать. Чего еще желать после пятидесяти пяти лет пения? Публика все еще показывает мне большой палец – то есть показывает, что я еще интересен, что не нагоняю тоску своим пением и не пугаю тем, как выгляжу. На турне буду исполнять не только песни, которые больше всего понравились слушателям за всю историю моей певческой карьеры, но и хиты мировой поп-классики с недавних альбомов «Прикосновение любви» и «Любовь прекрасна». Дойдет и до нескольких новинок с моего свежего альбома «С помощью друзей» с песнями, которые были написаны чешскими, словацкими и немецкими авторами непосредственно для меня. Упомяну некоторых из них: Ондру Брзобогатого, Михала Малатного из группы «Chinaski», Радека Бангу, Мартина Ходура, Петра Бенде, Ольгу Лунову, Михала Давида, Вашо Патейдла, Виктора Дыка, Бориса Урбанека, а также Петра и Павла Ормовых.

Следите за проектом «Пльзень – культурная столица Европы-2015» и переменами, которые в последнее время происходят в родном городе?

Прежде всего я рад, что родной город обо мне не забывает. Пять лет назад, перед концертом с Эвой Урбановой, мэр города присвоил мне титул почетного гражданина, а глава Пльзенского края Милада Эммерова ввела меня в Зал Славы, в сообщество, члены которого должны подавать пример молодежи. Болею за хоккейный клуб «Шкода Пльзень», два года назад мне был присвоен титул почетного знатока пива «Pilsner Urkvell», и я получил значок, подтверждающий, что я теперь один из почетных представителей пльзенского пива в мире. Пока таких почетных знатоков можно сосчитать по пальцам, к ним принадлежат, например, режиссер Милош Форман, актер Яромир Ганзлик и хоккеист Ярослав Шпачек. Вот только чаще бывать в Пльзени не получается, очень много работы дома и за границей. Люблю юмор Монти Пайтона, и все-таки никак не найду время, чтобы доехать до пльзенского театра на мюзикл «Спамалот Монти Пайтона». А ведь для пльзенской версии этого необыкновенно популярного в мире мюзикла я озвучил роль Бога! О пльзенском зоопарке слышу от друзей только самое хорошее, якобы он стал необычайно красивым. Уже давно собираюсь навестить его с семьей, и все время что-то мешает... Но меня радует интерес, который по-прежнему вызываю, радует,что мне еще поется, я не оглядываюсь назад, не подвожу итогов, живу с убеждением, что лучшее еще впереди! За проектом «Пльзень – культурная столица Европы», разумеется, слежу, получил несколько предложений поучаствовать и держу пальцы скрещенными, чтобы Пльзень показала себя Европе во всей красе!

Недавно вы отпраздновали «полукруглый» юбилей. Могут ли поклонники по этому поводу радовать себя мыслью о новом альбоме или, например, новой книге о вас?

Новый отечественный альбом я уже упоминал, а перед празднованием «Супрафон» выпустил DVD «Ночной король» с успешными песнями первого десятилетия этого столетия. Готовлю и новый альбом для немецкого рынка, а в мае мюнхенское издательство «РИВА» выпустило мою первую настоящую автобиографию «Моя жизнь между двумя мирами». Однако она предназначена для публики из немецкоговорящих стран. И поскольку поклонники спрашивают, могут ли ждать чего-то подобного у нас, обещаю: после турне, которое закончится в декабре концертом в О2 Арене, начну работать над автобиографией, предназначенной для моей чешской и словацкой аудитории. Чего точно не собираюсь делать, так это сидеть сложа руки и кормить голубей в парке.

 

Источник: Radniční listy 09/2014


Перевод - mummi

Категория: Интервью
Просмотров: 1022 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск по сайту
Меню раздела
Мини-чат
Форма входа
Статистика

Рейтинг@Mail.ru
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0