Воскресенье, 22.10.2017, 18:25
Приветствуем Вас, Гость! | RSS

 

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: mummi, annyusha, svi25 
Форум » Форум для общения фанов » Статьи, интервью, переводы » Интервью разных лет
Интервью разных лет
mummi Дата: Среда, 29.06.2011, 17:08 | Сообщение # 1
Priznivec
Группа: Администраторы
Сообщений: 524
Статус: Оффлайн
Пока копирую несколько уже имеющихся переводов с неофициального сайта, потом переведу что-нибудь посвежее

Какую музыку вы слушаете?

Под настроение. Когда мне грустно, ставлю блюз, а когда весело, то лучше всего подойдет какая-нибудь музыка с Карибских островов, например, регги. Если еду куда-нибудь далеко на автомобиле, предпочитаю классику, потому что она меня успокаивает. Но больше всего люблю, независимо от настроения, слушать баллады в стиле соул.

Вам нравится вспоминать о том, с чего вы начинали?

Это не было сплошное веселье, поэтому вспоминаю с осторожностью. Другими словами, стараюсь вспоминать только приятное. Нельзя забывать и тот факт, что я пришел на сцену в эпоху, когда поп-музыка была еще молода. Что-то новое возникало, создавалось, и люди хотели это слышать. Они жаждали популярных песен, приезжали на наши выступления издалека, хотели приобщиться к новой музыке. В театре всегда была дружеская атмосфера, готовность к сотрудничеству, здоровое соперничество, но никакой вражды. Мы больше подзуживали друг друга, выясняя, кто будет лучшим, и это подталкивало всех. Об этом я вспоминаю с удовольствием. Но об одной вещи вспоминать не люблю, хоть меня это и миновало. Главный редактор музыкальной редакции телевидения Иржи Малашек много позже рассказал мне, сколько, помимо положительных отзывов, пришло писем с угрозами в ответ на мои первые телевизионные выступления. Сейчас-то я смотрю на такие вещи с юмором, но кто знает, что бы стало, если бы я тогда все те письма читал. Однако скажу, что, на самом деле, и это было хорошо. Хуже всего, когда человек не производит вообще никакого впечатления, ни положительного, ни отрицательного, и не кого не беспокоит. Это значит, что он просто никому не интересен.

Каково ваше жизненное кредо?

Жить.

У вас есть собака? Как вы вообще относитесь к животным?

К животным, в целом, отношусь положительно, как и к большинству людей. Не ко всем. Когда-то у меня была собака, но больше – нет, потому что пес – член семьи, и с ним нужно постоянно общаться. Пес ведь хочет, чтобы рядом с ним всегда были люди, которых он знает и любит. А я сам постоянно в отъезде. Вот уйду на пенсию – обязательно заведу собаку.

Вы получали в школе замечания, или были примерным учеником?

Примерным учеником точно не был, им сильно доставалось от одноклассников. Быть примерным учеником просто не было смысла. И замечания мне делали достаточно часто, родителей также часто вызывали в школу. И хуже всего было с уроками пения. Систематически получал плохие оценки, был невнимателен, отказывался петь… Песни мне страшно не нравились. Хуже всех других предметов.

Какие оценки вы получали в школе?

Хорошо и удовлетворительно, этого мне было достаточно.

Вы читаете письма и поздравления, которые вам присылают?

Читаю. Для этого я всегда нахожу время, хотя бы в четыре часа утра.

Отвечаете когда-нибудь на письма?

Часто. Но, в основном в тех случаях, когда ответ не требует пространного сочинительства. Так же и получать предпочитаю краткие письма. Когда вынимаю из конверта письмо в десять страниц, это меня уже заранее отпугивает.

Что вам чаще всего снится?

Стою перед выходом на сцену, собираясь выступать, и говорю себе: Как это может быть, что у меня совершенно не было времени подготовиться? Оркестр играет увертюру, я выхожу на сцену, становлюсь перед микрофоном, но никак не могу узнать песню, которую играют. Оглядываюсь на музыкантов, они только пожимают плечами, смотрю на публику, кто-то старается поддержать меня, другие удивленно качают головами, люди начинают медленно подниматься и уходят, а я и под страхом смерти не смог бы вспомнить, что я должен петь. Наконец, все зрители расходятся, покидает меня и оркестр, приходит директор концертного зала и просит меня не забыть запереть дверь, когда буду уходить.

Вам никогда не снится кошмар, что вы потеряли голос?

Тут даже кошмар не нужен. Я несколько раз за ночь просыпаюсь и проверяю, что голос еще на месте. И только когда удостоверюсь, что это так, могу спать дальше. Подсознание работает постоянно. Несколько раз в жизни у меня уже такое было, что я спокойно ложился спать, вставал утром, хотел кому-то позвонить и обнаруживал, что у меня совершенно нет голоса. С тех пор несколько раз за ночь проверяю, что все в порядке.

Чем вы объясните тот факт, что песни 60-х и 70-х лет так часто снова звучат на сцене в новых версиях?

Как средства массовой информации, так и новое поколение слушателей обнаруживают, что в этой музыке что-то есть. Это, разумеется, связано с нынешним кризисом творчества, с некоторой истощенностью идей по части мелодий и текстов. Даже авторы текстов, которые всегда так и сыпали идеями, сейчас часто спрашивают меня: а о чем должна быть песня?

Бывает ли так, что во время концерта вы забыли текст? И если да, как вы выходите из положения?

Разумеется, такое бывает, человек – не машина. Я тогда даю знак звукооператору, что у меня не работает микрофон. Или пытаюсь заполнить пустоту какими-то другими словами, которых никто не может разобрать. В том числе, я сам. И еще я тогда стараюсь производить побольше шума. Как будто это вина звукооператора, или люди просто что-то недослышали.

Вы педантичны?

В некоторых случаях, да. И хотя на первый взгляд так не подумаешь, я люблю порядок. Прежде чем иду спать, навожу порядок на столе и одновременно навожу порядок в мыслях. Спрашиваю сам себя: Было ли сегодня все в порядке? Не сделал ли ты какую-нибудь ошибку? Был ли внимателен к людям? Не напрасно ли ты прожил этот день? Не болтал ли ты слишком много о глупостях? Помог ли кому-нибудь?.. И с десяток таких вопросов я задаю себе каждую ночь.

Когда вы начинали петь, вам приходило в голову, что это будет бег на длинную дистанцию в целую жизнь?

Совершенно нет! Когда я начинал, говорил себе – хорошо бы петь до тридцати лет. Максимально. И это-то казалось так страшно далеко! А теперь, видите, мне уже давно за тридцать, даже больше, чем два раза по тридцать.

Что служит тем мотором, который и сейчас заставляет вас двигаться вперед?

В основном, любовь к музыке. К тому же, музыка относится к тому типу возлюбленных, которые никогда вас не разочаруют, не подведут, не предадут… Музыка хранит вам верность как в мгновенья радости, так и в те времена, когда вам не слишком хорошо и не к кому обратиться. Это идеальная возлюбленная на всю жизнь. Кстати, о жизни. Ее человек тоже должен любить. Тот, кто не любит жизнь, только мучается в своем углу, он необщителен, недоброжелателен, завистлив. И к себе самому, и ко всему свету. К счастью, у меня вполне удачный, с этой точки зрения, нрав, так что мне ничего такого не грозит. Я радуюсь жизни каждый день. С того мгновенья, когда открываю глаза, просыпаясь.

Что вы считаете самым тяжелым в вашей профессии?

Певец всегда должен быть в форме. Триста шестьдесят пять дней в году. А в високосном году и еще на день больше. Это как у чемпионов в спорте. Каждый день от вас требуют стопроцентной отдачи. И так всю жизнь. Тенору еще тяжелее, если что-то не в порядке, это сразу заметно. Если бы я пел, например, блюз с сипением и хрипом, получилось бы, возможно, даже лучше, но про тенора каждый скажет: Стоп, вы слышите? Он больше не может петь! Все это началось уже в Древнем Риме на гладиаторских боях. Как было на тогдашних состязаниях, так происходит сейчас в поп-музыке: палец вверх, палец вниз. Никаких компромиссов.

Вы помните ваш первый автомобиль?

Первый автомобиль я купил, когда у меня еще не было водительских прав. Это было в 1964 году. Мы выступали тогда с «Семафором» три недели в Западном Берлине, и там я купил подержанный Опель. Хоть вы и любитель быстрой езды, но, по большей части, предпочитаете маленьким спортивным авто большие лимузины… Каждый любитель быстрых машин желает ездить на спортивном авто. Я несколько раз пробовал, но ни разу долго не выдерживал. Хотя у меня возникало тогда ощущение свободы и собственной исключительности, но это и все. Спортивные машины мне не подходят, потому что у них небольшой багажник, куда никакой багаж не умещается. К тому же нельзя повесить за сиденье костюмы. Поэтому приходится отказываться от удовольствия быстрой езды.

Какие машины бывали у вас чаще всего?

Мерседес-Бенц, но я не хочу быть несправедлив к другим маркам – у меня были также Сааб, Опель, Альфа-Ромео, Хонда, Ауди, БМВ, Порш и Тойота.

Какую одежду вам не нравилось носить, когда вы были маленьким?

Помню, что школьником я часто ходил в кино и хотел выглядеть, как взрослый. Хотел выглядеть, как такой классический герой-любовник из фильмов, быть элегантным и именно элегантностью отличаться от других учеников. В то время носили тренировочные костюмы и джинсы – хотя еще не было такого слова, когда в 50-е годы я ходил в школу. А я хотел двубортный пиджак, рубашку в тон, галстук и напомаженные волосы. Помню еще, что перенимал типичный говор киношных героев и тем очаровывал девушек.

Вы следуете веяниям моды?

Разумеется, я должен им следовать. Как и в музыке, и в технике.

У вас есть консультант по вопросам моды?

Нет. Наоборот, телевизионные костюмерши говорили: пане Готт, на вас мы ничего не должны искать, вы сами всегда принесете что-нибудь красивое.

the best of interviews, 1999-2008


Из мечты тоже можно сварить варенье. Надо только добавить фруктов и сахара.(с)
 
mummi Дата: Среда, 29.06.2011, 17:15 | Сообщение # 2
Priznivec
Группа: Администраторы
Сообщений: 524
Статус: Оффлайн
Перевод взят с неофициального сайта

Кажется, вы уже достигли всего, о чем только может мечтать певец. Осталось ли еще что-нибудь, к чему вы стремитесь в профессиональной карьере?

Я бы не сказал. Более того, когда человек к чему-то особенно упорно стремится, чаще всего, именно это у него не получается. Просто, если слишком сильно нажимаешь на пилу, делу это только во вред. Поэтому я, скорее, сторонник каждодневного, кропотливого труда. Если же, в результате, этот труд приводит к успеху, я каждый раз радуюсь, словно малое дитя.

А что признание вашей верной публики? Как вы его воспринимаете?

Естественно, без признания публики ничего бы не получилось. Собственно, все, что я ни делаю – делаю ради своих слушателей и зрителей. Если бы я не чувствовал буквально физически – вот уже более сорока пяти лет – положительный отклик с их стороны, я бы давно уже отказался от своей работы. Может быть, она осталась бы приятным хобби, но только уже для себя.

<...>Вы вспоминаете препятствия и сомнения. Трудно поверить, чтобы человек, выигравший 24 Золотых соловья, шесть Чешских соловьев, продавший миллионы дисков и получавший в награду колокольчики, не говоря уже о ключах, иглах, лирах, львах и т. п., когда-либо знал сомнения.

Трудно поверить?

Да, трудно.

Чешский автор песенных текстов Михал Горачек написал для меня песню «Посол добрых вестей». В ней он совершенно точно передал мое предназначение, мой имидж. Я – просто посол добрых вестей. Со мной может происходить что угодно, у меня могут быть нормальные человеческие проблемы, но я никому о них не рассказываю. В жизни я стараюсь руководствоваться одним старым китайским стихотворением, в котором говорится, что, если будешь жаловаться, останешься один, потому что никто не захочет с тобой общаться. И наоборот, если будешь радоваться жизни, у тебя будет много друзей.

Это прекрасно, но вы так и уклонились от ответа, были ли в вашей карьере подводные камни…

Были. Собственно, поэтому я и уклонился от ответа. Я всегда старался развлекать людей, как вы знаете, я никогда не исполнял никаких песен в знак протеста. Если что-то мне не нравится как певцу, романтику, или послу добрых вестей, я могу обсуждать это, но не буду об этом петь.

Сохранился ли еще в какой-то мере тот энтузиазм, с которым вы начинали петь в пражском кафе «Влтава»?

Если бы я утратил в себе ребенка, то уже не мог бы работать дальше в своем возрасте. Давно бы уже не мог работать! Я останусь тем же увлеченным мальчишкой, пока, не дай боже, не начну этого стесняться.

Давайте оглянемся на те без малого пятьдесят лет, что вы выступаете как певец. Что обеспечило вам успех?

Особенно важным я считаю доверие окружающих. Доверие музыкантов, которые верили в мой талант, или профессора Каренина, который учил меня в консерватории. Если бы он пять лет обучал меня академическому пению, я бы не достиг всего, чего достиг. Может быть, из меня получился бы хороший тенор, но я не выделялся бы среди остальных. Он был исключительный учитель.

В чем же он был исключителен?

В подходе к делу. Он не только объяснил мне, какую роль играет романтический тенор, что это роль возлюбленного, ласкающего душу женщины, который не кричит, а поет нежно, но, в то же время, он единственный спокойно относился к тому, что я, помимо занятий, исполняю в задымленных кафе рок-н-ролл. Он даже пришел туда посмотреть на меня и поручился за меня. Он верил в меня так же, как верили позже Рудольф Рокл, братья Штайдлы, Карел Свобода. Сухий со Шлитром. Они все помогали мне обрести индивидуальность, если не личность. После эры в «Семафоре» мы основали собственный театр «Аполло», в котором я исполнял, что хотел. Должен ли я ругать ту эпоху? Мне удалось остаться самим собой, не слиться с другими. А чем больше у певца, который сумел сохранить индивидуальность, подражателей, тем лучше.

Есть у вас какие-нибудь принципы, которыми вы руководствуетесь всю жизнь?

Я верю в силу мысли. Будучи рабочим в ЧКД, я уже знал, что когда-нибудь стану певцом. Как-то я принес парням пластинку из Лас-Вегаса и сказал им, что однажды буду там выступать. А они стучали по лбу и говорили, что я псих! Кричали: приходите посмотреть на сумасшедшего, повеселитесь. А через десять лет я действительно там пел. Верю я и в воздействие дурных мыслей. Если бы я сказал себе, что сегодня не выйду на сцену, потому что будет провал, так оно и случилось бы. Мысль человека имеет огромное влияние. Поэтому я не люблю людей, который могут внушить дурные мысли. Я их избегаю.

Вас слушает публика, с которой вы начинали, но и подростки тоже. Вы видите их на концертах?

Да, об этом разбросе в публике я знаю. И это радует меня, потому что исполнилась моя мечта обращаться ко всем поколениям. Я не хотел быть певцом, который исчезнет, как только выйдет из моды. Поэтому я очень ценю детскую и молодежную публику. Это слушатели без претензий, они выражают свое отношение чисто, прямо и искренне. Но это и обязывает. По певцу, который хочет обращаться к такой широкой публике, должно быть видно, что он эту публику любит, а не думает только о том, куда бы после концерта идти поразвлечься.

Вы советуетесь о работе с женой?

Разумеется. Я знаю, что она сознает, что я отец и кормилец семьи. Знаю, что она радуется вместе со мной моим успехам или, когда Шарлоттка хочет запустить песню папочки. После концерта мы иногда обсуждаем, от чего лучше на будущее воздержаться. Я слушаю ее советы, потому что знаю, что они даются из добрых побуждений. Это не такая, вроде бы с добром высказанная, однако, злая критика. Мы обсуждаем костюмы, репертуар. Вы знаете, что мы все это разбираем. Однако мне кажется, многие женщины все равно уверены, что могли бы мне лучше насоветовать (смех).

Ваш репертуар имеет столь же обширные границы, как возраст вашей публики. Недавно вы пели даже с немецким рэппером Бушидо, некоторые тексты которого запрещены из-за грубости.

Я люблю делать такие вылеты. Исполнять народные песни, свинг, детские песенки. Нет такого жанра, который я бы не опробовал. Но, с другой стороны, я не лез туда, где ничего не могу. А Бушидо очень чувствительный паренек. Хоть и держится жестко. Там, где у меня звучит слово «любовь», он скажет «Scheiße» (дерьмо). Он хотел спеть со мной, как раз ради этого контраста. Но оба мы остались сами собою.

Своей достойной зависти карьерой вы обязаны не только врожденному таланту и редкостному трудолюбию, но и множеству замечательных людей, которые встречались вам на жизненном и профессиональном пути…

Разумеется. Повстречать правильных людей – огромная удача. Я уже не говорю о том, что мой профессор Константин Каренин принял тот факт, что я пою в кафе и на джазовых концертах. Кто-нибудь другой на его месте безжалостно выставил бы меня из консерватории! Повезло мне и в том, что меня определили именно к профессору Каренину. Уже на первом занятии, еще не начав обучение, я признался ему, что не собираюсь в оперу. Конечно, я хотел овладеть техникой, потому что меня очаровывали певцы типа Марио Ланцы, которые исполняют оперные арии или белькантовые мелодии, но могут и петь в фильмах популярные песни. Мы тогда сразу это выяснили, Константин Каренин меня прекрасно понял и с того момента, по-своему, покровительствовал. Даже выступая наперекор другим педагогам, которые хотели, чтобы я оставил школу.

В начале карьеры вы заимствовали многие песни мировой эстрады.

Пока я не нашел чешских авторов, которые вообще обращали на меня внимание, я исполнял заимствованные песни. Итальянские, американские, английские… Те, которые мне нравились, и с которыми я был уверен, что меня будут слушать. Однако, с ходом лет, я все больше ценю те записи заграничных песен, в которые я сумел внести нечто свое. Именно такие песни остаются в моем репертуаре до сих пор. «Ptačí nářečí» я пел совершенно не так, как оригинальный исполнитель Дон Гибсон. Как и прекрасную балладу «Stokrát chválím čas».Тогда как, например, в «Cestě rájem» я хотел как можно ближе подойти к оригиналу Элвиса Пресли. Однако, копия, будь она даже абсолютно совершенна, это всегда – всего лишь копия. Подражатель остается подражателем. Все решают именно личный подход, собственное суждение, собственный вклад и некоторая фантазия.

Когда вы только начали выступать на Западе, о вас часто писали как о Синатре Востока. Фрэнк Синатра действительно был для вас в молодости образцом для подражания?

То сравнение было, естественно, чисто символическим, и понятное дело, очень льстило мне, когда я был молодым парнем, однако, по правде говоря, я особо не стремился быть на кого-то похож. Я хотел быть, в первую очередь, самим собой. Но поскольку, никакой навык не возникает сам собой, я, естественно, старался учиться у великих певцов, могущих служить образцом. Разобраться в их способах интерпретации, понять, как они подбирают репертуар. Собственно, плеяда тех, кому я внимал и кем восхищался в самом начале певческой карьеры, неисчислима. Назвать пару имен? Чудесные вокальные группы во главе с Плэттерс, потом, если называть без строгой очередности, Джонни Мэтис, Фрэнки Лейн, Марио Ланца, Рой Орбисон, Дин Мартин, Тони Беннетт, Элвис Пресли, уже упоминавшийся Фрэнк Синатра… И я мог бы продолжать называть эти великие имена практически бесконечно…

Всю жизнь вы несете радость людям. А что доставляет радость вам?

Я радуюсь, когда мне удается то, чем я занимаюсь, и тем самым я несу радость другим. Я счастлив, что не напрасно живу на свете, что на что-то я гожусь. Впрочем, это особенно заметно по моему пению. Нам – певцам и музыкантам – везет в том смысле, что люди проявляют свой восторг сразу после выступления, а, чаще всего, прямо по ходу выступления, мы чувствуем непосредственный отклик публики. И это великолепное ощущение. Скульптор, например, создает статую, но не чувствует сразу, сколько радости она принесет миру. Только, когда его работой станут восхищаться.

У вас репутация абсолютного профессионала, который умеет хорошо ладить со своим окружением. В чем секрет этого умения?

Это врожденная способность, или она есть, или ее нет. Рассчитанную дипломатичность сразу распознают. Как с кем обращаться, я чувствую инстинктивно. С каждым бывает по-разному. Важно заранее вычислить человека.

На основе чего вычисляете?

Слушаю, как он говорит, и стараюсь настроиться на его частоту, понять его. При этом, естественно, даю ему понять, что у меня свое мнение, что я не стремлюсь поладить с ним любой ценой. Но эта тактика не всегда приводит к успеху. Есть люди, которые меня просто ненавидят, притом, что я с ними даже не встречался. Но в этом нет ничего плохого, это еще не причина, чтобы раздумывать, что со мной не так. Они сами не знают, почему меня ненавидят. Люди, которые излучают сильную ауру, обладают яркой личностью, часто вызывают в одних уважение, а в других – неприятие. И зависть тут ни причем. Люди просто чувствуют эту силу, и частота, на которую они не настроены, их раздражает. Хуже всего, когда все к человеку равнодушны, когда другие о нем не думают и говорят, что им он не интересен. Значит, у него ничего нет, никакой силы, которая бы его поддерживала. Те, кто чего-то добился, всегда сталкивались с разнообразной реакцией на свои выступления или творения. Люди их или не выносили, или любили.

Хороший певец должен быть и хорошим психологом, верно?

Да, даже в ситуациях, когда он не встречается лично со своими слушателями. Когда, например, делает запись в студии и не находится в контакте с публикой. Там он должен правильно отгадать, что от него хотят услышать, что в данный момент, интересно публике, что он хочет ей сообщить.

Когда говорят «имидж», что вам представляется?

Что мой внешний вид должен сочетаться с песней, которую я исполняю на сцене, либо перед камерой. Я не могу прийти в легкомысленном костюме на концерт с симфоническим оркестром, и наоборот, когда я исполняю рок-н-ролл, или какую-нибудь музыку поживее, я не могу быть затянут в смокинг с бабочкой. Главное – угадать правильную ситуацию. Но ведь имидж должен меняться, почему бы нет? Правда, ортодоксально настроенные фанаты не слишком любят перемены и говорят: «Это зря, это Кайе не идет». Но это вовсе не значит, что я сделал ошибку. Я выступаю уже сорок три года, так что не могу петь то, что было шлягером в шестидесятые годы. Я должен идти в ногу с эпохой и предлагать то, что чувствую сегодня. В нынешнее время я уже иначе отношусь и к себе самому, и ко всему остальному, иначе подхожу к мелодиям и текстам. Разумеется, были времена, когда я об этом так серьезно не задумывался. Это приходит с жизненным опытом и ответственностью. Начинающему певцу терять нечего. Речь идет о единственном шансе, и об этом быстро забывается. А вот ошибку певца с репутацией так быстро не забудут.

Что вы считаете своим главным козырем в жизни?

Этот козырь, как вы выразились, - сочетание многих факторов. Помимо прочего, это удача, врожденный талант, встреча с нужными людьми, целеустремленность, здоровье… Можно долго перечислять. Но я не живу тем, что оглядываюсь в прошлое. Я не из тех, кто живет в прошлом и ради прошлого. Я живу убеждением, что лучшее еще впереди!


Из мечты тоже можно сварить варенье. Надо только добавить фруктов и сахара.(с)

Сообщение отредактировал mummi - Четверг, 30.06.2011, 15:01
 
Наталья-Массква Дата: Суббота, 16.07.2011, 01:00 | Сообщение # 3
Priznivec
Группа: Администраторы
Сообщений: 165
Статус: Оффлайн
хоршая статья.вот я ещё чуть-чуть поближе узнала Каю ..сегодняшнего.
 
mummi Дата: Суббота, 16.07.2011, 06:02 | Сообщение # 4
Priznivec
Группа: Администраторы
Сообщений: 524
Статус: Оффлайн
Жалко, что это не видеозапись - там иногда больше слов говорит лицо, глаза:) Но все равно, конечно, интересно!

Из мечты тоже можно сварить варенье. Надо только добавить фруктов и сахара.(с)
 
elster Дата: Вторник, 02.04.2013, 00:10 | Сообщение # 5
Priznivec
Группа: Друзья
Сообщений: 623
Статус: Оффлайн
А вот перевод интервью KG журналу "Kvety".
Прикрепления: 2320394.jpg(145Kb)
 
Форум » Форум для общения фанов » Статьи, интервью, переводы » Интервью разных лет
Страница 1 из 11
Поиск:

Рейтинг@Mail.ru